• Актуально: Плотинка №6 (48), июнь 2018

За их счет жив праздник

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Начало мая в России — открытие сезона празднования победы в Великой Отечественной войне. Россияне надевают георгиевские ленточки на себя и на антенны своих машин, предвкушают грандиозный салют и трансляцию парада с Красной площади в Москве. Но так ли нужно чтить память погибших и благодарить ветеранов?

«День Победы — мой самый любимый праздник. Я считаю, что даже через 100 лет, когда не останется ни одного живого ветерана, память о ВОВ останется (воплощаемая в государственном празднике). Чтобы справедливо считаться патриотом, нужно, в первую очередь, знать историю своей страны». Это сказал Саша Иванов, воспитанник Суворовского Училища, который, как и все мы, 4 мая присутствовал на празднике в честь скорого Дня Победы, проведённого на территории Суворовского Училища. Ветеранов было приглашено со всей области 200 человек, и почти 200 из них явились на праздник. Их рассадили на огороженные решётками трибуны, за два часа показали детские и юношеские миниатюры, а после устроили чаепитие.  Многочисленные ветераны остались довольны приёмом, потому что им приятно, что их до сих пор кто-то помнит.  Но спустя какое-то время после кончины самого последнего ветерана забудут и уже забывают — ветерану Александру Васильевичу Бочкарёву не прислали приглашения на праздник, а соответственно оставили без чаепития и цветов на прощанье.  Уже сейчас ветеран на Дне Победы — символический атрибут, а не виновник торжества.

Что останется после них?

Несмотря на то что Германия, возможно, осталась единственным и самым сильным врагом ветерана Александра Васильевича Леднева, он понимает, что знамя врага на Празднике Победы восстанавливает справедливость победы: «То, что не вынесли германское знамя, является нарушением той победы, которая была достигнута».

Действительно, знаменосцы не вынесли флаг Третьего Рейха, потому что, по словам помощницы режиссёра мероприятия Юлии Селивановой, «тема праздника другая». Раньше на 9 мая в России была традиция: вместе с флагами нашего Отечества проносили и флаг Третьего Рейха, но потом демонстративно сжигали вместе с перчатками знаменосцев, чтобы руки о врага не пачкать. Этот ритуал — единственный понятный символ порабощения врага возмездием за как минимум 27 миллионов павших. Будто и не было войны и на Праздник Победы мы собрались просто повеселиться.

Один сплошной праздник

До Брежнева в Советском Союзе 9 мая являлся рабочим днём — в этот день трудящийся возлагал на себя больший объём работы, чтобы отблагодарить 27 миллионов павших в войне. А в современной России на 9 мая поют и пляшут. Именно поэтому всё больше наших современников равнодушны к годовщине Победы — подмена рабочего настроения на праздничное ломает  историческое сознание подрастающего поколения. Если национальная трагедия не оставляет народу шанса быть равнодушным, при всём его безразличии принуждая скорбеть о прошлом Родины, то праздник скорбеть не принуждает — на него можно забить без чувства собственного невежества. Это и является объяснением безразличия наших современников. Это подкрепляется выбросом военной техники со стоянок на главную площадь города, дорогостоящим салютом, прямыми трансляциями по телевизору и нескончаемыми давками российских разгульных граждан.

Поэтому получается, что Праздник Победы устраивают не для павших в войне и ветеранов, а для электората с запросами на хлеб и зрелища. В связи с этим бюджет страны расходуется не на болеющих одиноких ветеранов, которых более или менее дееспособных на всю Свердловскую область осталось 200 человек, а на дорогостоящий салют — единственное явление, которое горожане вспоминают утром 10 числа. А сам 9 мая — единственный день в году, когда все россияне открывают чакру любви к своей родине и ветеранам и закрывают, как только праздник заменяется буднями. Всё это из-за неверного идеологического ориентирования, обусловленного политической выгодой.

И если радость Дня Победы действительно состоит в том, чтобы любоваться тлеющими ветеранами с трясущимися руками, то люди, которые символизируют эти осунувшиеся грустные лица с радостью победы — изуверы.

Диана Ковандо

Версия для печати Версия для печати
Top