Instagram
 
Вконтакте
• Актуально: Посткроссинг – хобби, которое объединяет людей по всему миру

«Вернуть в строй бойца может сильный духом»: рассказываем о сёстрах милосердия

Улица Луначарского. Спешу. Очень спешу. И вдруг останавливаюсь. «Чёрный Тюльпан». Сразу вспоминаются рассказы и истории о войнах. О битвах до последнего за жизнь своих близких и незнакомых, за людей, которые заслуживали и семью, и тёплый уютный дом, и жизнь под мирным небом над головой. Воины защищали родную землю, а милосердные сёстры спасали их, не щадя себя. Но кто помнит их имена?

 ДАША СЕВАСТОПОЛЬСКАЯДарья Севастопольская

Простая матросская дочь Дарья Михайлова во время обороны Севастополя оказывала помощь раненым и больным, на собственные средства оборудовав первый походный перевязочный пункт. Её фамилию история сохранила лишь благодаря рассказу-были русской писательницы Клавдии Лукашевич «Даша севастопольская. Первая сестра милосердия».

Вспоминаю быль Лукашевич о трудном детстве сироты, о невозможности, зная, что такое горе, пройти мимо чужих страданий, о вдруг озарившем девичий мозг сознании, что оружие в руках должен держать сильный телом, а вот вернуть в строй бойца может сильный духом, о создании первого в России передвижного медицинского пункта. Помню, с каким трепетом дочитывала произведение. Помню, как радовалась: «Жива!»

 МАМА ГАЛЯ

Галина Ивановна Сенюкова – добрая, милая бабушка моей одноклассницы – воевала. Воевала, как Юлия Вревская, как Даша Севастопольская – не с оружием в руках, а в переносной палатке, борясь за жизни воинов. Узнав об этом, я долго не могла дышать спокойно. Оказалось, что я знакома с человеком, который уже 21 год в медицинских войсках, и за это время смог помочь многим. Конечно, Галина Сенюковая напросилась на рассказ!

И вот передо мной медали, газеты и фотографии. И повествование о том, как начинала служить в Еланском гарнизоне под Камышловом в медсанбате, о своих сослуживцах, которым, как и ей, иногда было так страшно, что хотелось убежать. Но ведь служба заключалась в том, чтоб помочь тем, кто не в состоянии помочь себе сам. Разве можно бросить на произвол судьбы раненого солдата? Можно ли быть равнодушным в таком случае? Спрашивает Галина Ивановна или просто размышляет, я не знаю, но согласно киваю головой: наши мнения сходятся.

Галина Ивановна никогда не останавливалась. Она продолжала идти вперёд, не думая о том, что позади. Пугающий свист пуль нагнетал обстановку, но она продолжала стоять около своих подопечных. «Мама Галя – Даша Севастопольская нашего времени» – так окрестила её газета «Красная звезда» в 1999 году.

 СЕСТРА БОЛГАРИИЮлия Вревская

Юлию Вревскую, представительницу дворянского сословия, которая продала своё имение и на вырученные средства снарядила санитарный отряд и стала рядовой сестрой милосердия, болгары называли сестрой Болгарии. Своей красотой, образованностью, обаянием она очаровала Петербург и Париж. Знакомством с ней дорожил Виктор Гюго, посвятивший ей стихотворение «Русская роза, погибшая на болгарской земле». Она была в числе тех немногих друзей Ивана Тургенева, кому он в письмах и разговорах доверял своё самое душевное.

Тургенев, задаваясь вопросом о том, что заставляло баронессу Юлию помогать раненым, в своём стихотворении в прозе «Памяти Ю.П. Вревской» писал: «Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия…»

Елена Юровских

Версия для печати Версия для печати
Top