Instagram
 
Вконтакте
• Актуально: Уральский «Автомобилист» обыграл минское «Динамо»

Поэты выбирают ресторан: как снимались первые три серии самого поэтического реалити

Суть проекта «Поэты выбирают ресторан» состоит в том, что группа из семи или восьми поэтов, преимущественно одних и тех же, посещают рестораны, названные в честь литераторов или их произведений. В конце года планируется составить своеобразный рейтинг ресторанов и «раздать всем сёстрам по серьгам».

Сверчки по акции

Я спустился в подвал старинного дома на Петроградской стороне, чтобы купить сверчков. Потолки были очень низкие, сводчатые, стены загромождены аквариумами со змеями, червями и тропическими личинками. Было не очень светло. Из недр вынырнула продавщица, она меня отвела к сверчкам. Комнату, похожую на пещеру, заливал стрекот тысяч насекомых.

Вам каких?

Наверное, самых больших. – Сверчки располагались в больших коробах на полу, они ели коробки из-под яиц. Самые большие сверчки были черны и страшны, я попросил средних.

Сколько вам?

А… как они измеряются?

2 рубля штука. По акции. – Тут я совсем впал в ступор, потому, что не знал, сколько мне.

Вам для какого животного?

Ну… я не знаю, меня попросили купить, — схитрил я. Узнает, для чего они мне, решит ещё, что живодёр, и не продаст. С грехом пополам остановились на 70 штуках. Продавщица нагребла их в пластиковую коробочку для салатов, с дырочками в крышке.

За кассой стоял пухлощёкий малыш лет 12-ти.

Вы контейнер вернёте нам?

Нет, я заберу его себе.

Тогда с вас ещё 7 рублей.

В метро я решил достать книгу, потому что путь предстоял неблизкий. По бокам от меня сидели девушки, а контейнер я поставил на самый верх сумки, и теперь опасался её открывать: насекомые шуршали, крышка была прозрачной, и вообще, я не был уверен, что она не открылась. Кое-как, прикрыв сумку шапкой, достал книгу.

Блок

К сожалению, нас не пустят на кухню ресторана, так как там работают повара, – огорчила нас автор проекта Наталья Романова. Сверчков пришлось сдать в гардероб. Они были уже заморожены, потому что жарить живых сверчков нельзя – это фашизм.

В зал ресторана нас проводила девушка в красном платье. Наверху открылась задняя стенка лифта. На стенах висели многочисленные плазменные экраны, на которых во всей красе предстали картины русских авангардистов. Металлические павианы держали в чашах живой огонь.

Пока Наташа брала интервью у ресторатора, я познакомился с поэтами Романом Кругловым и Владой Баронец. Круглов разъяснил мне, что постмодерн – это философия, а постмодернизм – направление в искусстве. Но дальше, в связи с названием ресторана, говорили только о Блоке.

В первую очередь говорили те, кому прикрепили микрофон-петличку, а других тайн съёмок реалити-шоу я раскрывать не могу. Алексей Ахматов (псевдоним – Горенко) семь дублей подряд рассказывал, как Блоку вместо звёзд показали в телескопе ангела на Петропавловке. Каждый припомнил пару случаев из жизни знаменитого коллеги, а всего поэтов было семь, и случаев прозвучало немало.

Ресторан угостил нас тремя мясными блюдами, включая котлеты, которые любил Пушкин, и десертом. Опустевшие бокалы мгновенно наполнялись предупредительными официантами. Екатерина Огарева надела красные крылья, которые потом поносил и Ахматов. Мы с Романом надели венецианские маски. Марианна Соломко исполнила романс на стихи Блока. Максим Грановский отметил, что Библию на разные языки переводят по-разному, но ему сказали, что это не в тему. Мне выдали тронутую молью шляпу, в коей я изображал тень Блока, задумчиво прохаживающуюся по залу и над ним (на балконе). И, поскольку Блок однажды написал:

«Я послал тебе черную розу в бокале

Золотого, как небо, аи»,

а это самое аи теперь не производят, розы стояли у нас в бокалах с лимонадом. На наш скромный взгляд, ресторан «Блок» подтвердил статус «лучшего мясного ресторана России».

Dovlatov

На съёмки второй серии проекта «Поэты выбирают ресторан» я не попал, потому что разболелся после третьего по счёту шествия «Вдоль по Питерской».

Мы шли не спеша, заходили в кафешки, подбирали новых участников шествия – так нас стало сначала 11, а потом 5. У Петровского пруда Маша Леонтьева сожгла мою книжку, а я – её. Перформанс никак не назывался. Поэты читали стихи из горящих книг.

Последние три часа мы шли по лужам под густым дождем со снегом, и сильным ветром. Не было никакого смысла себя так мучить – город уже был пройден нами вдоль и поперёк в прошлые шествия, и что с того, что мы не замкнули бы сегодняшний «ромб» вокруг центра? Но мы шли, потому что решили. Потому что на пути видели плакат «Не важно, как ты двигаешься, – главное, не останавливайся». Шли, потому что это было бессмысленно. Потому что только человек способен преодолевать себя не ради цели и выгоды, а лишь потому, что он так решил. Ровно через 12 часов, минута в минуту, мы снова стояли у фонтана, с которого начали, пройдя 21 километр. Весь путь целиком осилили четыре человека, и я простыл.

Сергей Довлатов в основном жил бедно, и умер из-за отсутствия медицинской страховки. Бар «Dovlatov» учел особенности жизненного пути писателя, и, по слухам, угостил поэтов шестью бутербродами, в том числе и со шпротами. Правда, говорят, там не поскупились на алкоголь – а писатель это дело любил.

Северянин

Игорь Северянин прославился главным образом не стихами, а эпатажем, поэтому Круглов надел майку со своим портретом, и вообще, все постарались выглядеть поярче. Нас определили в отдельную уютную комнату с обоями «под старину» и расписными тарелочками на стенах. Впрочем, главный зал оформлен в том же стиле. В честь нас включили ненавязчивые романсы Вертинского и приготовили ананасы в шампанском, воспетые Северяниным – а вообще-то в меню их нет. Северянин одно время выходил на сцену с лилией в руках и пел свои стихи на мелодии оперных арий. Наташа не стала петь арий, но стихи читала с лилией в руках, последняя благоухала на всю залу. За окном падали большие хлопья снега, а у нас шёл неторопливый разговор под мясо с трюфельным соусом. Припомнили, что Северянин сочинил «Ананасы в шампанском» после того, как увидел, что Маяковский макает в шампанское кусочки ананаса. Маяковский же написал знаменитые стихи о буржуе.

Екатерина Дедух нарисовала отличный мультик, в котором нашлось место всем участникам проекта. Каждый участник снял ролик, в котором готовил «поэтическое» блюдо. Например, Марианна Соломко испекла «цветаевский пирог». У Пушкина было прозвище Сверчок, но мои сверчки пока спят в морозилке.

Дмитрий Бобылев,

Фото из архива автора

Версия для печати Версия для печати
Top