Instagram
 
Вконтакте
• Актуально: X..Y..Z: обсуждаем «Теорию Поколений»

Режиссер молодежного театра – об особенностях своей профессии

Во время, когда отечественный театр, кажется, не стоит на месте и радует уникальными постановками – в особенности этим славятся учреждения Екатеринбурга, и когда многие по-прежнему мечтают стать актерами, стоит вспомнить о том, кто «рулит» на сцене на самом деле.

Почему-то сложилось так, что о театральных режиссерах и тяжбах их работы общественность задумывается довольно нечасто, хотя именно режиссеры являются идейными вдохновителями и реальными создателями той или иной постановки. Поговорить есть о чем. Об особенностях работы театрального режиссера для нашей рубрики «Врать не буду», в рамках которой мы делимся секретами интересных профессий, рассказал Илья Калин – руководитель и режиссер молодого экспериментального некоммерческого проекта «Свободный театр им. Саманты Смит».

– Почему ты решил стать режиссером?

– Не помню, в какой момент во мне начал просыпаться режиссер. Как и многое в жизни, это как-то незаметно пробралось. Сначала я поступил в театральный на актера. Вместе с нами, параллельно, обучались еще и режиссеры. Они получали всю ту же актерскую школу, у тех же мастеров, но плюсом имели нехилую загрузку по режиссуре. На втором-третьем курсе, видимо, меня понесло куда-то в ту степь, мастер предложил перевестись на режиссера драмы, ну я и согласился. Вот так увлекательно это и произошло.

– Где и сколько нужно учиться, чтоб стать режиссером?

– В театральных институтах, училищах, колледжах. Когда я учился в ЕГТИ, было пять лет. Сейчас не знаю. Да и вообще сейчас полным-полно курсов, школ и прочих мест, где якобы учат за три-шесть месяцев и на режиссеров, и на сценаристов, и на операторов. Особенно забавляют заголовки с обещаниями «научить всему и сразу, да еще и с нуля»!

– Обязательно ли вообще режиссерам соответствующее образование?

– Думаю, здесь, как и в любом деле, все зависит от человека. Если есть зерно (а оно есть у всех), стремление и огонь (вот это уже реже), тогда дело найдет тебя, так или иначе. Во многом внутренний посыл и цель определят, режиссер, актер, сценарист ты или нет. Примеров достаточно, когда и без соответствующего образования люди такие делища совершали! Интернет в помощь. А если не дано человеку быть режиссером, но дано быть, например, менеджером по продажам, то тут хоть сорок вузов заканчивай. Мое скромное мнение.

– Чем режиссер в театре отличается от режиссера киношного?

– Сама специфика разная. Театр – это театр, кино – это кино. Театр более тонкая, хрупкая вещь, более сакральная, сами корни и идеи театра уходят к иным глубинам, нежели кино. Думаю, не стоит мне говорить про кино, я тут профан, я ж не занимался им никогда.

– Какие сложности обычно всплывают в постановке спектакля?

– Сложностей много. Тут можно много и долго писать, нудить, скучно читать будет. Первое, что на ум пришло: мне всегда сложно начать, сложно сформулировать и в письменной форме изложить подробное видение будущего спектакля. Да тут простого, в общем-то, и не бывает, в этом и прелесть.

– Насколько тяжело доносить до актеров свой режиссерский замысел?

– Я вижу это частью постановочного процесса, частью работы. Главное, наверное, уметь общаться, уметь слушать. Иногда я с артистами общаюсь какими-нибудь ассоциациями, если сложно объяснить. В конце концов, выйду на площадку и покажу, чего хочу. Обычно срабатывает.

– Каким должен быть хороший режиссер?

– Знать бы еще, что такое хороший режиссер, знать бы критерии эти, уметь бы определять, какой это, «хороший». Сейчас границы и рамки размыты. Что для одного «хороший», то для другого и не режиссер вообще. Даниил Хармс писал: «А по-моему, ты говно». Вот так оно сейчас и работает. Вопрос вкусов и банальных предпочтений. Нравится – не нравится. Для меня главное оставаться человеком, не быть говном.

– Чем твой театр отличается от остальных?

– В институте услышал фразу, приклеилась навсегда: «В искусстве уже было все, не было только вас». Всем отличается и не отличается ничем. Во-первых, тем, что это не театр в общепринятом понимании. То есть мы не организация, у нас нет своего здания. Если как-то более-менее официально, то мы молодежный театральный коллектив при молодежном центре. Обычно людей это если не отталкивает, то настораживает. Кто-то думает, что это не серьезно. Но «Свободный театр им. Саманты Смит» – это прежде всего люди, которым есть что сказать, которые хотят говорить, кричать, которые встретились под одной «крышей», которых объединил этот язык театра, эти люди нашлись и решили идти этой дорогой. У этих людей глаза горят. Это ощущается.

– А что нужно сделать для того, чтоб был свой театр?

– Наверное, много сил и желания. Не знаю, когда открою – может, и расскажу.

Анна Гусева

Версия для печати Версия для печати
Top