Instagram
 
Вконтакте
• Актуально: Огненная премьера: рецензия на новый фильм Алексея Нужного

Мы потеряли понятие «безродный», а значит, и «бесправный»

Руководитель общественной организации «МАЙ»
Гузель Аиткулова – о главной дате в истории

Сегодняшняя информационная повестка чем только не наполнена – это и международные страхи о висящей лезвием гильотины угрозе ядерной войны, и борьба с терроризмом, и скорые президентские выборы в России, и какие-то нелепо звенящие истерики вокруг одного только вышедшего фильма, и смена губернаторов по регионам. Чего только нет – а важнейшая историческая дата (дорогие читатели, простите за пафос, но это так) остаётся без должного внимания.

Сегодняшняя информационная повестка чем только не наполнена – это и международные страхи о висящей лезвием гильотины угрозе ядерной войны, и борьба с терроризмом, и скорые президентские выборы в России, и какие-то нелепо звенящие истерики вокруг одного только вышедшего фильма, и смена губернаторов по регионам. Чего только нет – а важнейшая историческая дата (дорогие читатели, простите за пафос, но это так) остаётся без должного внимания.

СКОЛЬКО СТОИТ
ЧЕЛОВЕК

До Революции в России, как, впрочем, и во всём мире, ценность человеческой жизни была крайне условной – если ты родился не в определённой среде – цена твоей жизни могла катастрофически близиться к нулю. Повальная безграмотность, культ права рождения, доступные только избранным медицина, искусство, творчество, спорт – сегодня это кажется аховым – а мир весь жил так. Дедушка Ленин чуть ли не единственный правитель в истории, кто не власти хотел – Владимир Ильич хотел равенства, справедливости.
Разве может быть нормальным, когда ценность человеческой жизни зависит от фамилии, половой принадлежности, цвета кожи и разреза глаз, от количества денег на счету?

И может ли быть что-либо более благородное, чем сама идея справедливости, равенства, интернационализма, наконец, идея того, что человек человеку – друг, товарищ и брат. Оно, может, и звучит сегодня пафосно, а для кого-то, может, и смешно, но вы задумайтесь – что на самом деле важнее – эти ваши айтелефоны, шмотки, тусовки – или всё-таки есть что-то, что нельзя оценить кошельком?

Можете не учить историю,
чтобы знать, что
наши революционные
предки стремились,
может, к утопичному,
несбыточному, но справедливому
миру.

НАРОД НЕ В СЧЁТ

Ради политликбеза: вспомним строчку из гимна Российской империи: «Боже, царя храни». Царя. Не людей. Не народ. То есть вот есть страна, а главное в ней – не люди, главное в ней – царь. Разве можно говорить даже о зачатках справедливости, когда, по сути, в символе государства – в гимне его – люди не являются высшей ценностью? Напомню сторонникам царизма, новоиспечённым монархистам, что у многих предки до Революции не дворянами с икоркой по утрам были – босотой, а то и читать не умели. Когда, критикуя революцию, меня спрашивают, как же так – неграмотные комиссары, не умеющие писать, начали,
значит, «тут командовать», я отвечаю только одно: «При какой такой власти эти «неграмотные комиссары» родились и получали ошмётки образования? Уж, не при царе ли батюшке?».

Давайте честно: историю нужно принимать такой, какой она есть, историю знать нужно. Я не хочу сказать, что до Октября было всё мерзко, а вот после сразу всё стало идеально (ну, прям мечта!). Нет, ошибок после Революции было много, и непростительных в том числе. Но это не значит, что мы должны забыть и перестать относиться с трепетом к тем, кто добился для мира хотя бы околосправедливости.

Именно благодаря Революции мир навсегда отказался от понятия «безродный». А в царской России, да и во всём мире, это слово стояло вровень с омерзительным «бесправный». Мир стал считаться с теми, кто до Революции никакого права голоса не имел. И если основные идеи Ленина, Маркс сегодня больше не цель и не идеал у многих – то понятие безродности мы всё равно потеряли бесповоротно.

ШАНС БЫЛ У ВСЕХ

Давайте вспомним, что же делалось для детей и молодёжи в Советской стране. Октябрят, пионеров, комсомольцев, в первую очередь, воспитывали и учили быть добрыми и честными, уважать старших, хорошо учиться, помогать товарищам. Не предавать. Любить Родину. Служить своему народу. Разве эти идеи можно очернить? Детям не просто «вдалбливали это в голову», ребёнку показывали на примерах, почему нужно быть таким – настоящим человеком.

Молодым людям давали возможность развиваться умственно и физически– заниматься творчеством, искусством, спортом (спорт-таки был доступен всем, о советской спортивной инфраструктуре, как, впрочем, и о многом другом, сегодня остаётся горько сожалеть). Бесплатно. Именно благодаря общедоступности спорта в нашей стране было столько талантливейших спортсменов. Сегодня же если ребёнок родился в семье учителя и врача, то некоторые виды спорта, например, тот же хоккей, для него недоступны. То же касается и искусства, творчества. Революция создала так называемый социальный лифт. Когда благодаря собственным талантам любой человек мог достичь чего угодно.

А уровень образования? И технического, и гуманитарного. Качество образования советского школьника и сегодняшнего – несравнимы, уж простите. Сейчас молодёжь не знает простейших вещей. Мы часто проводим уличные опросы – ребята, ну стыдно же считать, что «Константин Рокоссовский – это поэт», «последний российский император – Пётр I», а Куба находится «где-то рядом с Россией (!)»!

Но ещё постыднее то, что сегодня многими замалчивается дата, изменившая мир. Не потому ли, что сейчас вновь равенство становится мифическим понятием?

А я напомню, что за это
самое равенство наши
предки боролись иногда
до последнего вздоха,
может, хотя бы, поэтому
нужно помнить об Октябрьской
революции?

Но, как бы мы не относились к истории, друзья, важно понимать одно. Если у нас на государственном уровне больше нет идеологических ценностей, – я не говорю о политике, нет – вы можете быть либералом, или социалистом, консерватором, кем угодно, или не быть вообще политически подкованным, важно не это – ценности должны быть внутри нас. Потому что главная ценность – это мы. И ничего важнее уважения к старшим, друг к другу, к своему дому (а страна, кстати, это наш большой общий дом) быть не может.

Гузель Аиткулова,

руководитель СРМОО «МАЙ»

Версия для печати Версия для печати
Top