• Актуально: Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапии

Карнавал шутов: чем запомнился премьерный спектакль нового сезона «Коляда-театра»

Если где-либо в тексте есть упоминание Николая Коляды, заранее ясно, речь пойдет о чем-то феерическом. Что неудивительно: Николай Коляда создал удивительный и неповторимый театр, всегда полный зал, всегда на сцене зрелище. Каждая постановка Николая Владимировича есть уникальное событие в театральном мире, почерк этого мастера совершенно отличен от других.

В общем, Коляде в очередной раз удалось удивить зрителя. Его театр, традиционно, первый в городе открыл новый сезон – в этот раз постановкой произведения Грибоедова «Горе от ума» в, конечно же, свойственной театру манере. Нельзя не отметить, что в дни премьеры в зале театра не было ни одного свободного места. Накануне премьеры Коляда написал на своей странице в соцсети: «На открытие сезона на «Горе от ума» – ни одного билета нет. Даже входные продали. А в кассу звонят и звонят, просят и просят».

Новая постановка Николая Коляды, как и большая часть «взрослых» спектаклей театра, отмечена возрастным цензом 18+ – и это вполне обоснованно. Здесь и без того комичные персонажи стали еще смешнее, а классическая пьеса о противостоянии консерваторов и прогрессивно настроенных становится, как отмечено в описании спектакля, мистической и яркой картиной современной России. Броской деталью спектакля некоторые называют распространённого в интернете персонажа «Ждуна», однако поверьте: детали «Горя от ума» в интерпретации Коляды – в другом месте.

Марафон насмешек

Спектакль «Горе от ума» представляется каким-то карнавальным марафоном, где Софья Павловна (Василина Маковцева) – царевна Несмеяна, Молчалин (Мурад Халимбеков) явный представитель национальности, родиной которого (быть может) является пылкий, но свободолюбивый Кавказ (неслучайно он танцует на сцене лезгинку), Фамусов (Александр Сысоев) – примат-«аристократ», Скалозуб (Илья Белов) а-ля пловец Чацкий – заядлый любитель до броских трендовых шмоток, а окружающее их общество невольно напоминает деревенских шабутных ребят и девчонок вычурной как наружности, так и внутренности на сельской дискотеке.

Откровенная насмешка Коляды над героями пьесы Грибоедова пришлась как нельзя кстати. Актёры, заполняющие сценическое пространство, напором низвергают Чацкого, которому ничего не остается, как только перекреститься и добровольно лечь в гроб, потеснив дедушку Лениным. С одной стороны, безумство, с другой – острота на злобу дня, не это ли глоток воздуха в такое непростое время? Для Чацкого мир остановился, его место – место покойника, в то время как «шуты» водят хороводы и устаивают почти что шабаш. Кажется, вот-вот и появится Воланд или ещё черт какой из Преисподней.

В нравственной «могиле»

Центральными фигурами грибоедовской комедии являются Чацкий и Софья, и весь конфликт строится вокруг этой парочки. У Коляды каждый образ – отдельная история, отдельный носитель истины, отдельный конфликт. И в тот момент, когда все они собираются вместе, происходит перенасыщение, после чего кто-то обязательно должен оказаться в «могиле» хотя бы нравственной, но излишняя натуральность не станет помехой.

Отдельно стоит отметить, что отличной от классической трактовки пьесы была сыграна роль Софьи. Хрупкая и чувственная Василина Маковцева в розовом парике наделила образ московской томной барышни современными представлениями об «отвязной» девушке-подростке с чрезмерно эмоциональным восприятием жизненных испытаний. Образы героини драматурга Грибоедова и героини режиссёра Коляды созвучны лишь полным отсутствием нежных проявлений к давнему объекту вожделения (Чацкому), в остальном они диаметрально противоположны.

В общем, зритель видит – в очередной раз Николай Коляда вдохнул жизнь в классическую литературу и, что немаловажно, ему это удалось – и театральное воплощение пьесы 19-го столетия не стало исключением.

Ксения Альпинская

Версия для печати Версия для печати
Top