• Актуально: Внимание! Голосование!

Уральский рок-ренессанс: знакомство с уникальной группой «Шатуны»

Мы продолжаем представлять нашим читателям опытных или еще только начинающих музыкантов. В этом выпуске мы решили рассказать про необычную рок-группу – «Шатуны». Необычна она не только своим звучанием: группа состоит всего лишь из двух человек, но им с лихвой хватает такого немногочисленного состава, чтобы наполнить слушателя своими пробуждающими сердце и душу мелодиями.

За свою карьеру ребята успели выступить на множестве фестивалей, сборных и сольных концертов, а также принять участие в крупнейшем музыкальном событии страны – Ural Music Night. Группа состоит из гитариста-вокалиста Артема Шалаева и перкуссиониста Александра Крайних. Специально для нашей газеты ребята рассказали об истории группы, планах на будущее и поделились философскими размышлениями о сути музыки.

– Расскажите, как появилась ваша группа?

Артем: Группа возникла ночью на берегу Исети около Екатеринбургского цирка. Когда я, уже отчаявшись найти музыкантов, предложил Саше, с которым мы знакомы десять лет, начать играть вместе. До этого у меня уже было два коллектива разной направленности, но все не складывалось с составом. А тут появились новые песни, которые могли быть зафиксированы с минимальными средствами выражения: гитара и перкуссия. Это был рискованный шаг, но мы пошли на него. И не зря. В итоге получилось нечто охарактеризованное слушателями как фолк-рок. Существуем мы год, если считать от первого выступления.

– Почему именно «Шатуны»?

Александр: Ну, во-первых, кто такие шатуны? Это «пробужденные» медведи, которые не залегли на зиму в спячку и неприкаянные бродят по лесу и ищут пропитание. В одноименном романе Ю.В. Мамлеева идея таких пробужденных существ переносится уже на человеческий план: там говорится о людях, которые рвутся в некие трансцендентные, метафизические слои в России 60-х годов. Они тоскуют о запредельном, испытывают страшное одиночество, теряют почву под ногами, на которой прочно стоял советский человек в ту эпоху стабильности и относительного благополучия. Все как сегодня, кстати. Только идеологию коммунизма сменил либерализм. А человеческое повседневное бытие остается одинаковым на все века.

На автора этой книги сильно повлиял Рене Генон, основатель концепции традиционализма. По сути, роман «Шатуны» является неким русским прочтением этих идей. Нам они очень близки, и поэтому мы и выбрали такое название. Музыка и творчество здесь – это такой инструмент, который изменяет саму субъективность человека.

– Какую цель вы преследуете своим творчеством? Что хотите донести до слушателя?

Артем: Все искусство преследует одну цель – разбудить человека. Чтобы он обомлел от удивления, что у него, оказывается, есть сердце. И оно совершенно в другом свете видит и тебя, и твою жизнь, и происходящее вокруг.

Вспоминаю себя после прослушивания песен Александра Башлачева, Егора Летова, Янки Дягилевой. Появилось ощущение того, что есть нечто гораздо больше нас, наших страданий и радостей. Потом это чувство может стать мерилом жизни. Довольно серьезные вещи. А вот когда я слышу, что кто-то пытается что-то донести, у меня возникает ассоциация с Пахомом из к/ф «Зеленый слоник», в момент, когда он с утра принес братишке покушать.

– Каков процесс написания песен в вашей группе?

Артем: Здесь нет рецепта, нет мысли, которую можно оформить в рифмованные строчки. Никогда не знаешь, о чем будет песня. Важно поймать начальный импульс, а потом уже работать над ним. В этом может быть сложность – найти это состояние.

Бывает, песни не пишутся очень долго. Хотя я слышал, что настоящие мастера не ждут вдохновения, а просто работают – и оно приходит. То есть надо уметь входить в нужные состояния, слышать сердце.

– О чем обычно ваши песни?

Артем: Если можно сказать, о чем стихи – это плохие стихи. Нельзя пересказать стихотворение или хороший песенный текст. «Белая береза под моим окном…» – это же не про березу. Есенин испытал глубокое сильное чувство, восторг, он увидел мир по-другому. Поэты испытывают экстаз (выход за пределы себя). Это сродни мистическому опыту. А потом – пытаются передать этот опыт нам, заключая его в ту или иную форму. В идеале должно быть так.

– Как вы бы описали свою аудиторию?

Александр: Наши слушатели – это люди ищущие, неравнодушные, интеллектуально развитые. Их ведет некая «метафизическая рука», они постоянно обращены к каким-то духовным поискам.

– Кого вы чаще видите на концертах?

Александр: Это зависит от концертов, от того, где они проходят. Например, мы выступали на различных бардовских фестивалях. Правда, не совсем «традиционно» бардовских, не таких, где бородатые интеллигенты в свитерах поют про палатки и лесное солнышко, сейчас это, слава богу, уже меняется – и там обычно совершенно разная аудитория. А вот на той же Ночи Музыки, конечно, была в основном молодежь.

– В 2017 году вышел ваш первый альбом «Главное – не бояться». Расскажите об его создании, трудно ли было найти средства на запись?

Артем: Средства искать не приходилось. Писали альбом дома и на импровизированной студии нашего друга. Студия находилась на даче. И это было лучшее место для записи вокала. Зима, ночь, никого вокруг. Со второго этажа виднеется лес и звездное небо.

Из трудностей – это огромное количество времени, потраченное на запись, сведение и мастеринг. Для того чтобы звук получился профессиональным, пришлось перелопатить огромное количество литературы, видео, программ для звукорежиссеров. Создание альбома заняло более полугода.

– Какие у вашего коллектива планы на будущее?

Артем: В планах на будущее – расширить состав (можете обращаться к нам, кстати). Записать мини-альбом на три-четыре песни с обновленным звучанием. Переработать старый материал. Ну, и продолжать выступать.

– Можете вспомнить самый курьезный случай, произошедший на вашем концерте?

Артем: Случай не курьезный, а неожиданный и приятный. Это было на фестивале «Гнезда» в этом году. Мы отыграли свою программу, нам оставалось сыграть два кавера. Я решил сказать напоследок, что мы ищем виолончелиста или баяниста в состав. И тут на сцену вышла скрипачка, как оказалось, участница многих уральских коллективов – Анастасия Шафран. Кивает, мол, начинайте играть. И мы сыграли «Летел и таял» Леонида Федорова и песню группы «Гражданская Оборона» со скрипичной импровизацией. И тогда мы еще больше убедились в необходимости расширить состав.

– Исходя из своего опыта, какой совет вы бы дали начинающим музыкантам?

Артем: Как говорил в одном интервью музыкант Александр Башлачев, надо спросить себя, зачем я это делаю, и честно ответить на этот вопрос. Если ради самоутверждения, славы, девушек – это одно. Если потому, что не могу не делать, это болит, выжигая изнутри, – это другое. Соответственно, в первом случае надо прекратить, а во втором – продолжать. Хотя мы вовсе не против первого.

Версия для печати Версия для печати
Top