• Актуально: «Космический трамвай» запустят в Екатеринбурге в День города

Евгений Хавтан: «Пластиковые» герои пропадают быстро

Группе «Браво» скоро исполнится 35 лет. Чего совершенно не подумаешь, глядя на зажигающих стиляг из Москвы на сцене. Меняются времена, государства, поколения, а группа остаётся любимой миллионами людей. Создатель «Браво» Евгений Хавтан говорит, что секрета у него никакого нет – нужно просто быть честным. А что делать молодым и начинающим музыкантам, чтобы становиться настоящими, а не «пластиковыми» героями, кто сегодня слушает «Браво», и почему у группы нет конкурентов – в интервью легендарного музыканта газете «Плотинка».

– Основная аудитория группы «Браво» – это молодые люди до 30 лет, как думаете, как они приходят к Вашему творчеству?

– Как они к нам приходят – я не знаю, думаю, через социальные сети, через Интернет. Возможно, некоторые приходят через родителей, которые, допустим, слушали «Браво». У нас сейчас очень много детей на концертах, маленьких совсем – это вообще очень хороший показатель для меня – когда на концертах много детей – значит, на концерте безопасно. Родители же не приведут ребёнка на мероприятие, где все пьяные или где возможны драки. Недавно, например, мы выступали в одном московском клубе, в который охрана не пускает несовершеннолетних, но мы не в первый раз играем в этом клубе, поэтому организаторы смотрят лояльно на людей, которые приводят с собой детей – на наших концертах не бывает инцидентов. Это говорит о качестве нашей аудитории. Каждый музыкант хочет идеализировать свою аудиторию, но я не идеализирую, я знаю нашу аудиторию.

Часть новой аудитории приходит через концерты, в соцсетях видел отзывы, например, девушка пишет: «Случайно попала на концерт «Браво» и теперь уже восьмой раз иду».

– А как Вы видите своего молодого слушателя?

– Я могу судить о слушателях «Браво», например, по нашему сообществу во «ВКонтакте», подписчиков у нас не так много – тысяч 15 — 16,  но это качественная и активная аудитория. Я знаю сообщества, где по 200 тысяч подписчиков, но когда там появляется интересный пост – реакции на него практически нет, то есть это какие-то мёртвые группы. Когда появляется какой-то новый модный исполнитель, а у него сразу за короткий срок набирается пара-тройка сотен тысяч подписчиков, но они ничего не пишут, – это говорит о незаинтересованности аудитории. В наших же сообществах люди делятся эмоциями от наших концертов. Я смотрю страницы наших подписчиков – там очень разные люди: есть и студенты, и музыканты, и юристы, например, и городские бездельники. Люди очень разные, но почти всегда активные, они подписались на нас целенаправленно. Музыка притягивает как магнит – какая музыка – такая аудитория. Мрачная музыка притягивает тех, кто в депрессии, тех, кто в тоске, и слушают её, чтобы, возможно, им стало ещё хуже. У нас всё про добро, а добра настолько мало осталось, и получается как-то, наверное, честно. Нам верят, доверяют.

– Вам важно, чтобы Вам верили?

– Важно. Любому артисту важно, чтобы аудитория ему верила. По большому счёту мы классическая поп-группа – мы никакой не рок-н-ролл. Просто мы такой поп с человеческим лицом, и на электрогитарах. А такой музыки нет, эта ниша не занята. Наши «конкуренты» на больших экранах поют, а им уже не верит никто. Смотришь по телевизору какой-нибудь концерт, выходит на сцену какой-нибудь артист, а сразу чувствуется, что у него внутри пустота.

– Вы смотрите в социальных сетях подписчиков сообществ «Браво», а молодых музыкантов Вы тоже слушаете, ищете талантливых?

– Специально я не ищу, но часто слушаю молодёжь, мои знакомые промоутеры всегда рекламируют какие-то концерты в социальных сетях. Например, в Москве есть очень хороший промоутер Степа Казарян, мы с ним как-то делали фестиваль. И он постоянно выкладывает творчество молодых музыкантов, новую волну групп – это такая волна пост-гранжа, иногда мне нравится что-то.

– Вы часто говорите, что сегодня у молодых музыкантов есть все возможности,  для того чтобы найти своего слушателя, однако молодых действительно ярких и запоминающихся музыкантов практически не появляется, как думаете, в чём причина и что делать музыкантам, чтобы не быть частью этого застоя?

– Музыканты должны писать хорошие музыку и тексты, не подстраиваться под форматы и прочее. Эта тенденция не только у нас в стране, это общемировая проблема. Просто у нас в стране всё приобретает гипертрофированные формы – и хорошее, и плохое.

Допустим, родился человек в каком-нибудь небольшом городе, не в Екатеринбурге, решил заниматься музыкой, и, как ему кажется, он – хороший музыкант. Он начинает песни сочинять, друзьям они нравятся, начинает играть какие-то концерты, появляется какая-то аудитория, и он решает поехать в Екатеринбург, потому что в небольшом городе выступать негде. Площадок нет, аудитория ходит, в основном, на поп-концерты «семечки лызгать». Приходит на известную и модную радиостанцию со своими песнями, а там сидят несколько человек в редакции, они слушают его творчество и говорят, что эта музыка не подходит по формату – «принеси ещё что-нибудь». А музыкант-то считал, что принёс свои лучшие песни. Он приходит позже, а песни опять не берут. Время идёт – жить на что-то нужно, ещё и родители постоянно говорят: «Чем ты занимаешься, подумай о семье, о нормальной работе, а ты фигней занимаешься – твои песни даже на радио не взяли». Потом он находит работу, но в какой-то момент понимает, что работать не хочет, а хочет заниматься музыкой – это такой бег по кругу.

Когда это ему всё надоедает, он думает: «Ладно, напишу песню в стиле «Сплин», «Смысловых галлюцинаций», «Танцев минус», смешаю это всё и добавлю немного «Браво», приносит эту песню на радио, а её опять не берут. Потому что эта песня ещё хуже, чем те песни, которые он приносил, – всё, он отчаялся. Это большая проблема начинающих музыкантов. Все стараются попасть в формат, в тренды. Сейчас в тренде рэп – и все стали рэперами, каждый третий – рэпер! 10 лет назад все шли в диджеи. Сегодня каждый начинает пробовать писать рэп – это же просто – взял на компьютере мышью нарисовал биты, стихи какие-то шокирующие придумал, можно мата добавить – вообще здорово, а если ещё и девушек голых в клипе снять – то можно тысяч 300 просмотров набрать за сутки. Это лёгкий путь. А если человек ещё и немного талантлив, и этот рэп у него получается, то можно набрать и несколько десятков миллионов просмотров за месяц. Вот только ровно через полгода никто о нём и не вспомнит.

– Сейчас таких артистов – «полугодок» или звёзд-однодневок из начинающих – почти каждый второй. Почему?

Такая тенденция сейчас – всё очень быстро. Герои появляются очень быстро, но так же быстро пропадают, потому что они ненастоящие, «пластиковые» герои. Песен нет – потому что героя нет, героя нет – потому что время не может определить героя. В наше время, например, героем был Виктор Цой, вообще он романтический герой, но каждый видел его по-своему. А сейчас нет таких героев. В 90-х появлялись такие большие артисты, как Мумий Тролль, Земфира и другие. А сейчас их вообще нет, герои появляются на стуки или на неделю, набрал 20 млн. просмотров за месяц, но дальше расти не будет, потому что никто это не будет слушать. Ты послушаешь эту фигню один раз и больше не будешь – ну какой дурак будет слушать 20 раз произведение, в котором ни музыки толком нет, ни текста.

– К Вам часто обращаются молодые группы с просьбой помочь им?

Мне присылают тонны этой музыки, из них 99 % слушать невозможно. Я стараюсь отвечать, когда могу, писать им, что так, что не так, хотя это моё личное субъективное мнение, и я могу ошибаться.

– Можете кого-нибудь выделить, кого стоит послушать?

Есть хорошая группа – «Порнофильмы». Они – честные, они не врут сами себе. Я  смотрел их концерты и читал интервью, они говорят о том, что сегодня происходит с молодёжью на понятном молодёжи языке. Мне было интересно посмотреть на их аудиторию – хорошие лица, трезвые, молодёжь, у которой мозги не пропиты, не съедены колесами.

– В 80-х и 90-х была развита музыкальная журналистика. Сегодня её практически нет. Как думаете, нужна ли она вообще сейчас? И могла бы музыкальная журналистика влиять на развитие молодых групп и исполнителей?

Сейчас она не нужна, она себя изжила, раньше музыкальная журналистика держалась на харизме и авторитете журналиста. Допустим, был такой журналист Артемий Троицкий, когда он писал в каком-то издании, что вышла интересная пластинка какой-то группы, то мы все бежали по магазинам и искали эту пластинку.  Мы знали, что у Артемия хороший вкус, мы доверяли ему. Была ещё плеяда талантливых журналистов. Сейчас же всё открыто, не нужно ничего искать – залезаешь на Ютуб и видишь всю последнюю музыку, кучу информации, и сам выбираешь.

– Но ведь человек может потеряться в этом разнообразии. Что делать?

– Чтобы человек не потерялся в этом разнообразии, нужно, чтобы у тебя были хорошие друзья, близкие люди, родители, которые слушают достойную музыку. У меня так дочка в 13 лет прослушала мою коллекцию винила, оценила – вот это то, а это не то –  растоптала какие-то мои идеалы, но что-то ей понравилось, потом она сказала, что Битлз – гениальная группа.

Когда тебе по телевизору или радио рассказывают, что какая-то группа сейчас модная, в тренде, ты начинаешь верить как осёл. Самое важное, когда у человека есть право выбора, но чтобы выбирать – не надо быть ленивым.

– Слушать всё?

– Конечно, но если нет хороших друзей, которые могли бы посоветовать тебе музыку, и родители слушают какую-то фигню – то надо помнить, что спасение утопающих есть дело рук самих утопающих, нужно пробовать, искать, смотреть. И помнить, что хорошая музыка никогда не была уделом большого количества людей. Большинство слушает помойку, процентов пять слушает что-то более или менее похожее на музыку. Поэтому для меня работает принцип – чем больше просмотров в интернете, тем хуже песня.

– Музыканты часто суеверны. Есть ли у Вас какие-то приметы или предконцертные суеверия?

– Суеверий нет никаких, но хорошая примета – когда перед концертом видишь свадебный кортеж – значит, концерт будет хорошим.

– Дадите совет молодым музыкантам? 

– Телевидение и радио диктуют свои законы, если ты играешь в эту игру, у тебя никогда ничего не получится, не добьёшься ничего. Если ты играешь свою игру, у тебя получится всё. Герои 70-х — 80-х играли в свою игру, они не играли ни в чьи игры, в том числе в игры государства. С государством вообще играть нельзя – это большой картёжный шулер – всё равно проиграешь. В 80-е музыканты вообще существовали отдельно от государства, мы не думали о том, чтобы что-то сделать вопреки. Мы сами были вопреки. Всё, что мы делали – было вопреки само по себе. Мы создавали свой мир. И молодым музыкантам нужно оставаться собой и писать хорошие песни, никому не верить, не слушать директоров радиостанций, ведь часто они ничего не понимают в музыке, они понимают в коммерции, а музыка и коммерция – это разные вещи. Нужно верить только себе – тогда всё будет хорошо.

Гузель Аиткулова

Фото — Андрей Гоголев

Версия для печати Версия для печати
Top